Mars Express

Роскосмос и ЕКА говорят на одном языке

31 Дек 2020
Радиотелескоп станции дальней космической связи АО "ОКБ МЭИ" (с) ИКИ РАН, 2020

В ноябре и декабре 2020 г. специалисты ИКИ РАН, ОКБ МЭИ, Госкорпорации «Роскосмос» и ЦНИИмаш успешно провели серию технических экспериментов по приему информации одновременно с двух космических аппаратов, находящихся на орбите вокруг Марса: TGO (миссия «ЭкзоМарс-2016», Роскосмос/ЕКА) и «Марс-Экспресс» (ЕКА). Приём вёлся с помощью 64-метровой антенны системы дальней космической связи ОКБ МЭИ около Калязина (Тверская область). Таким образом было подтверждено, что наземные средства России и Европы совместимы и могут использоваться в случае нештатных ситуаций, а также в ходе будущих совместных проектов, в первую очередь, — миссии «ЭкзоМарс-2022».

Орбитальные аппараты ЕКА не зафиксировали обнаруженного марсоходом «Кьюриосити» выброса метана

13 Ноя 2019
Ключевые результаты измерений содержания метана в атмосфере Марса. С изменениями 2019 г. (с) ЕКА

В июне с марсохода НАСА «Кьюриосити» (Curiosity) получена информация о рекордно мощном выбросе метана, однако орбитальными аппаратами ЕКА: ни «Марс Экспресс» (Mars Express), ни орбитальным аппаратом для изучения малых газовых составляющих атмосферы (TGO) миссии «ЭкзоМарс» (ExoMars) — следов метана не зафиксировано, несмотря на пролёт над той же точкой приблизительно в то же время.

Пыльное небо Марса

14 мая 2014
Рис. 1. Зондирование атмосферы Марса методом солнечного просвечивания (с) ESA

Два типа аэрозолей на Марсе, отличающихся размерами отдельных частиц, обнаружила международная группа исследователей во главе с Анной Фёдоровой, старшим научным сотрудником Института космических исследований РАН.

В ходе масштабного исследования были впервые одновременно проанализированы данные инфракрасного и ультрафиолетового спектрометров эксперимента SPICAM аппарата «Марс-Экспресс» при зондировании атмосферы на лимбе планеты. В итоге ученые восстановили радиусы и концентрацию частиц в атмосфере Марса на высотах от 10 до 50 км. Измерения проводились и в южном и северном полушариях в сезон северного лета.

Первый тип аэрозолей состоит из более крупных частицы водяного льда (средний радиус 1,2 микрона) и пыли (0,7 мкм). Их не очень много: от 0,01 до 10 частиц в кубическом сантиметре. Второй тип — частицы пыли радиусом несколько десятых и сотых долей микрометра, которых гораздо больше: от 1 до 1000 в кубическом сантиметре в зависимости от высоты.

Эти оценки исключительно важны для понимания «климатической машины» Марса и уже сейчас ставят перед исследователями новые вопросы. В частности, более мелкая фракция аэрозоля в присутствие крупных частиц не может стабильно существовать долгое время из-за коагуляции (слипания частиц). Чтобы объяснить, почему их так много, надо предположить, что откуда-то постоянно берутся новые частицы — например, источником может быть или поток микрометеоритов на орбите Марса или пыль с поверхности, поднимаемая пылевыми бурями и маленькими смерчами («пылевыми дьяволами»).

Результаты исследования опубликованы в журнале Icarus.

Новые исследования Марса и сравнительная планетология

В последние годы человечество демонстрирует огромные успехи в исследовании Солнечной системы. Несколько месяцев назад аппарат «Huygens» спустился на спутник Сатурна Титан, открыв нашему взору холодный углеводородный мир, до сих пор скрытый под плотным слоем фотохимического смога. За последнее десятилетие осуществлена мягкая посадка на астероид, проведен облет и детальное картирование галилеевых спутников Юпитера, осуществлен пуск зондов «Rosetta» и «Deep Impact» к ядрам комет. Однако самые впечатляющие успехи, безусловно, были достигнуты в исследовании Марса, где в последние годы сделано немало крупных открытий.